Лечение вич в россии стоимость

Сколько стоит вылечить СПИД

Лечение вич в россии стоимость

Сегодня, 1 декабря, международный день борьбы с ВИЧ и СПИДом. Авторы тематических блогов сайта СНОБ.ру рассмотрели эту проблему с разных сторон:

Благодаря прогрессу в области разработки лекарств от СПИДа, эта аббревиатура больше не воспринимается как смертельный приговор. Таким образом стоимость лекарств приравнивается к стоимости жизни. Консультанты из The Clinton Foundation HIV/AIDS Initiative доказали на деле, что возможно спасти очень много людей — и совсем недорого.

Как известно, после ухода из Белого дома экс-президент США Билл Клинтон бросил всего себя без остатка на решение самых животрепещущих гуманитарных проблем человечества. В том числе на борьбу с ВИЧ-инфекцией на Африканском континенте.

Клинтон собрал высших менеджеров и бизнес-консультантов, которые получали шестизначные зарплаты в фирмах вроде МакКинзи, и сказал: сделайте дешевле.

Они пришли к выводу, что цена препаратов для лечения ВИЧ/СПИД — это проблема организации бизнеса и что решать ее надо соответствующим образом. В результате они придумали три вещи.

Во-первых, создали огромный предсказуемый рынок. Клинтон отправился по странам региона и убедил местные правительства в необходимости разработать государственные программы по борьбе с ВИЧ/СПИД.

В том числе определить, сколько у них инфицированных и больных и какая медицинская инфраструктура (больницы, лаборатории и т. п.), персонал и лекарства необходимы для их обслуживания и лечения. Предсказуемый спрос на лекарства — важный аргумент в разговоре с производителями.

Однако ясно, что бесплатными эти лекарства никак не сделать — отсюда второй шаг.

На этот раз бывший американский лидер совершил турне по богатым государствам-донорам, убеждая хозяев местных высоких правительственных кабинетов в том, что дело помощи африканским взрослым и детям — очень нужное и благородное и что они (взрослые и дети) когда-нибудь потом этого не забудут.

Доводы Клинтона многим показались вполне убедительными — его красноречие можно оценить, послушав лекцию, которая есть у нас на сайте. Ирландия в начале 2000-х согласилась выделить на эти цели 50 миллионов евро в течение пяти лет, которые в основном достались Мозамбику.

Еще несколько десятков миллионов дала Канада.

Наконец, и это самое удивительное, консультанты фонда Клинтона и сам он лично проделали большую плодотворную работу с самими производителями препаратов, цель которой — максимально снизить издержки по их производству и в конечном итоге цену.

Соответствующие переговоры были начаты с производителями оригинальных препаратов («…поскольку президент Клинтон верит в интеллектуальную собственность», как пояснил тогда один из представителей его фонда), но с производителями дженериков в итоге удалось договориться быстрее.

По условиям беспрецедентных для фармацевтической отрасли соглашений, четыре компании — Ranbaxy Laboratories Ltd., Cipla Ltd. и Matrix Laboratories Ltd. из Индии и южноафриканская Aspen Pharmacare Holdings Ltd.

— согласились раскрыть уполномоченным бизнес-советникам Clinton Foundation подробности используемых ими технологических и производственных процессов.

Сотрудники фонда  Клинтона перепроверили всю технологическую цепочку — начиная от выбора поставщиков сырья (самыми дешевыми оказались китайские) и заканчивая упаковкой готовых лекарств — и всюду искали, на чем сэкономить.

Результат оказался вполне впечатляющим: стоимость стандартной терапии на основе трех препаратов удалось снизить примерно на треть — до 0,38 доллара в сутки против 0,55 доллара за то же лечение с помощью дженериков.

Так, еще сравнительно недавно комбинация из трех препаратов от ВИЧ/СПИД от индийского производителя Cipla составляла порядка 800 долларов в год на одного пациента, а в 2001 году руководство фирмы было готово уменьшить стоимость до 300 долларов. Сейчас, при определенных условиях, тот же курс стоит 140 долларов.

При этом тот же курс с помощью оригинальных лекарств в развивающихся странах обходится в сумму не менее 1,54 доллара в сутки. А в США его средняя стоимость составляет порядка тысячи долларов в месяц, или 12 тысяч в год — в десять раз больше, чем в Африке. 

Как ни печально, но аналогичный курс обходится российским больным примерно в ту же сумму, что и американским: рыночная стоимость необходимого месячного курса терапии в России составляет все те же 800-1000 долларов.

Таким образом, годовой курс лечения стоит около 10 тысяч долларов, и это без учета стоимости необходимых обследований.

Приняв во внимание, что бюджет российской программы по борьбе с ВИЧ/СПИД составляет всего лишь порядка 185 миллионов рублей в год, из которых на лекарства предназначено около 100 миллионов, очевидно, что бюджетных средств хватает на лечение лишь около 300 человек. Остальные вынуждены платить за лекарства самостоятельно или вовсе отказываться от лечения.

Вопрос, почему ВИЧ-положительные россияне до сих пор не имеют возможности лечиться по «африканским» ценам, в нашей стране, надо полагать, риторический.

Во всяком случае, насколько известно автору этих строк, Билл Клинтон не обращался к российским властям с предложениями присоединиться к программе для беднейших.

По-видимому, чтобы не обижать сравнением великую страну, которая так до сих пор и не удосужилась наладить производство множества жизненно важных лекарств (хотя бы дженериков) на своей территории и для которой жизнь и здоровье собственных граждан по факту пока не вошли в число главных приоритетов.

Владимир Волков

Источник: https://snob.ru/selected/entry/9753/

Препараты для лечения ВИЧ с доставкой по России | Купить Цена

Лечение вич в россии стоимость

Лечение СПИДА – это достаточно сложное дело.

Несмотря на то, что ретровирус, вызывающий это заболевание, очень хорошо изучен, как выяснилось, это настоящий хамелеон и «выкурить» его из организма оказалось не так-то просто.

И все же ученым удалось решить эту задачу: средства для лечения СПИДа были разработаны. Но стоили они очень дорого и были практически недоступны для большинства больных. И тогда на помощь пришли индийские дженерики.

В чем особенности вируса иммунодефицита человека

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) имеет очень простое устройство, которое все же позволяет ему каждый раз побеждать клетки человека и выживать в любых условиях.

Устроен возбудитель инфекции очень просто: сверху покрыт липидной оболочкой, на поверхности которой расположены гликопротеиновые нити («грибы»), а внутри находится РНК (в ней закодирована генетическая информация – в отличие от других микроорганизмов ВИЧ не содержит ДНК) и белки-ферменты — обратная транскриптаза, интеграза и протеаза. Существует несколько типов возбудителей, из них наиболее распространенными являются ВИЧ-1 и ВИЧ-2, отличающиеся по антигенному составу.

Попадая в организм, возбудитель инфекции размножается в клетках больного при содействии своих ферментов:

  • Сначала он устремляется к определенным клеткам, имеющим на своей поверхности молекулы СД-4, соединяется с клеткой, входит в ее цитоплазму и переводит свою РНК в ДНК при помощи собственного фермента обратной транскриптазы;
  • при помощи другого фермента интегразы вновь образованная вирусная ДНК попадает в ядро клетки и встраивается уже в ее ДНК; вирус начинает собирать внутри клетки свои копии; но они еще не могут заражать другие клетки;
  • до совершенства новоиспеченный вирус доводит фермент протеаза — он становится способным внедряться в другие клетки.

Основные принципы антиретровирусной терапии

Убить вирус невозможно, не повредив клетки человека, поэтому разработка методов лечения СПИДа продвигалась медленно и стоила очень дорого. Полученные в результате оригинальные препараты также стоили очень дорого.

Но после того, как у разработчиков закончился срок действия патентов на лекарства от ВИЧ, другие фармацевтические компании получили возможность выпускать дженерики – лекарства того же состава, стоимость которых в разы меньше стоимости оригинальных препаратов. В остальном никакой разницы между этими лекарственными средствами нет. Самыми первыми такие таблетки от СПИДа стали выпускать фармацевтические компании Индии.

Принцип лечения основан на том, что возбудитель инфекции не убивается, но приостанавливается его размножение путем подавления ферментов, участвующих в этом процессе. Все антиретровирусные средства делятся на:

  • ингибиторы обратной транскриптазы;
  • ингибиторы интегразы;
  • ингибиторы протеазы.

Ингибиторы обратной транскриптазы

Лекарства этой группы подавляют действие обратной транскриптазы – фермента, участвующего в переводе РНК в ДНК. Эти лекарства от ВИЧ-инфекции делят на ненуклеозидные и нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы.

Ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (ННИОТ)

Эти препараты для лечения ВИЧ-инфекции приостанавливают переход РНК вируса в ДНК на ранней стадии. Поэтому они проявляют особую активность на ранних этапах инфицирования. Выпускаются следующие дженерики группы ННИОТ:

  • Эстеро 600 – производитель фармкомпания Hetero Drugs Ltd (Индия);
  • Эфамат — производитель фармкомпания Mylan Laboratories India Prv. Ltd (Индия).

Активным действующим веществом обоих этих таблеток от ВИЧ является эфавиренз, относящийся к ННИОТ, активный в отношении ВИЧ-1.

Нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (НИОТ)

В основе структуры НИОТ лежат аналоги природного нуклеозида (вещества, входящего в нуклеиновые кислоты). Фармакологическую активность проявляют продукты обмена веществ (метаболиты) каждого из этих лекарств от ВИЧ. Они блокируют обратную транскриптазу и избирательно подавляют образование вирусной ДНК. Выпускаются следующие дженерики группы НИОТ:

  • Дуовир (производитель Cipla, Индия) – комбинированное средство; имеет в составе два действующих вещества из группы НИОТ (в одной таблетке 150 мг ламивудина и 300 мг зидовудина), проявляющие активность к 1 и 2 типам ВИЧ; они взаимно усиливают действие друг друга, что повышает их избирательность по отношению к вирусу;
  • Таферо FM (производитель Hetero Labs Ltd, Индия) – комбинированный препарат, имеющий в составе два действующих вещества из группы НИОТ (в одной таблетке 300 мг тенофовира и 200 мг эмтрицитабина); оба вещества активны по отношению к 1 и 2 типам ВИЧ, а также к вирусу гепатита В;
  • Абамуне-L (производитель Cipla, Индия) — комбинированный препарат, в состав которого входят два действующих вещества из группы НИОТ (абакавир 600 мг и ламивудин 300 мг и в одной таблетке), проявляющие активность к обоим типам вируса;
  • Абалам (производитель Hetero Labs Ltd, Индия) – полный аналог (синоним) Абамуне-L.

Ингибиторы интегразы

Лекарства против ВИЧ этой группы подавляют действие фермента интегразы, при помощи которого вновь образованная вирусная ДНК встраивается в ДНК клетки организма больного. Выпускаются следующие дженерики этой группы:

  • Инсентресс (производитель: MSD INTERNATIONAL GmbH, Сингапур) – действующее вещество ралтегравир (в одной таблетке содержится 400 мг), активен по отношению к ВИЧ-1;
  • Инстгра (производитель Emcure Pharmaceuticals Ltd., Индия) – действующее вещество долутегравир (в одной таблетке содержится 50 мг), активен по отношению к ВИЧ-1.

Ингибиторы протеазы

Ингибиторы протеазы (ИП) подавляют самовоспроизведение вируса в том числе при его резистентности (нечувствительности) к лекарствам от ВИЧ из других групп. Их производство позволило значительно увеличить продолжительность жизни больных СПИДом. Дженерики этой группы:

  • Данавир 600 (производитель Hetero Labs Ltd., Индия) – действующее вещество дарунавир (600 мг в одной таблетке) проявляет активности по отношению к ВИЧ-1;
  • Ангавир-R (производитель Mylan Laboratories India Prv. Ltd, Индия) – комбинированный препарат, в состав которого входят два вещества из группы ингибиторов протеиназы (атазанавир 300 мг и ритонавир 100 мг в одной таблетке); атазанавир проявляет активность по отношению к ВИЧ-1, а ритонавир – к обоим типам вируса;
  • Аллтера (производитель Mylan Laboratories India Prv. Ltd., Индия) – комбинированное средство с двумя действующими веществами из группы ингибиторов протеазы (лопинавир 200 мг и ритонавир 50 мг в таблетке); активен по отношению к обоим типам вируса.

Составление схем высокоактивной антиретровирусной терапии — ВААРТ

«Поймать» вирус не так-то просто, ведь он постоянно мутирует, клетки просто не узнают его, в результате чего появляются все новые и новые копии.

Возбудитель быстро адаптируется и к лекарственным препаратам, поэтому лечение инфекции так долго было неэффективным, до тех пор, пока не стали применяться специальные схемы одновременного воздействия на вирус сразу нескольких препаратов от ВИЧ, относящихся к разным группам.

Такой метод получил название высокоактивной антиретровирусной терапии — ВААРТ или HAART (Highly Active Anti-Retroviral Therapy).

Если произошло заражение ВИЧ, лекарства подбираются специалистом в соответствии со сложными схемами, которые позволяют так скомбинировать несколько препаратов, чтобы приостановить размножение вируса, не повредив клеток больного. Препараты достаточно токсичны и имеют побочные эффекты. Но схемы ВААРТ составлены так ювелирно, что позволяют свести побочные эффекты к минимуму, затормозив продвижение вируса по клеткам организма.

Современные схемы ВААРТ позволяют инфицированным даже родить здорового ребенка. Лекарство против ВИЧ можно купить в интернет-магазине индийских препаратов по адресу: http://sofosbuvirgmd.ru/

Источник: https://sofosbuvirgmd.ru/catalog/vich/?page=3

Сколько стоит в россии лечение вич | Купить Софосбувир и Даклатасвир в России

Лечение вич в россии стоимость

Как и чем лечат СПИД в России, когда с каждым годом становится все больше больных и заболевание приобретает статус эпидемии? Этот вопрос интересует не только ВИЧ-положительных, но и здоровых людей.

ВИЧ характеризуется угнетением защитных функций организма и появлением дефектов иммунной системы вследствие попадания в организм ретровируса. Заражаются через биологические жидкости больного человека: при половом контакте, через кровь, грудное молоко, околоплодные воды.

Если не принимать соответствующее лечение, может возникнуть синдром приобретенного иммунодефицита — СПИД. Появляются сопутствующие заболевания, которые приводят к летальному исходу.

Где в России эффективно лечат ВИЧ?

В каждом городе есть центры по профилактике и борьбе со СПИДом, где можно бесплатно сдать анализ крови. Если он оказывается положительным, пациента направляют к лечащему врачу.

Поскольку лекарство от ВИЧ в России можно получить исключительно по государственной программе (аптечные учреждения не занимаются реализацией антиретровирусных препаратов), необходимо узнать у специалиста, какие документы нужно собрать и куда обратиться.

Лечение ВИЧ-инфекции в России в последние годы пытаются взять под контроль. Пациенты должны стать на учет в специализированном центре, затем периодически проходить курс терапии и сдавать анализ на наличие вируса в крови (определить «вирусную нагрузку»). В таких центрах можно диагностировать заболевание, получить стационарное и амбулаторное лечение, а также консультацию психолога.

Как лечат ВИЧ в России?

На данный момент в стране остро стал вопрос об импорте препаратов для проведения антиретровирусной терапии.

Для больных такой вид лечения — спасение, потому что при приеме этих лекарств приостанавливается заражение здоровых клеток организма и заболевание переходит в хроническую форму.

Таким образом, можно избежать появления синдрома приобретенного иммунодефицита и улучшить качество жизни.

Лекарство от ВИЧ Россия впервые начала закупать у иностранных поставщиков сравнительно недавно. Сначала антиретровирусная терапия была доступна только в Москве. Со временем и в других городах у людей появилась возможность получать данное лечение.

К сожалению, препараты дорогостоящие, поэтому государство не может обеспечить всех больных полноценным лечением, но делает все возможное для устранения этой проблемы.

Российское лекарство от ВИЧ 2016

Правда ли, что в России нашли лекарство от ВИЧ? Компания «Вириом», занимающаяся биотехнологическими исследованиями, совместно с иностранной фармацевтической компанией «Рош» взялась за разработку нового препарата, который устойчив к мутациям, не позволяет ретровирусам проявлять резистентность, подавляет инфекцию, в результате чего вирусная нагрузка снижается практически к идеальным значениям.

Лекарства необходимо ждать примерно два года, в комбинации с другими препаратами лечение будет максимально эффективным.

На сегодняшний день из десяти существующих препаратов для проведения антиретровирусной терапии восемь производится на территории Российской Федерации. Четыре препарата фармацевтические компании только разливают и упаковывают, остальные начинают свой путь с очистки субстанции.

Лечение СПИДа в России станет доступным каждому пациенту с этим диагнозом. Делается много для того, чтобы препарат мог проходить полный цикл производства в стране: от приготовления субстанции до упаковки и маркировки.

На данный момент проводятся клинические испытания новых препаратов против ВИЧ в России. Уже через год планируются последние этапы испытаний, а также выпуск четырех антиретровирусных препаратов отечественного производства.

Уже скоро во всех изданиях могут появиться заголовки: «Лекарство от ВИЧ в России существует». Фармацевтические компании запустят в оборот массовое производство, и эпидемия будет приостановлена.

Интересные материалы по этой теме!

Вирус иммунодефицита человека провоцирует появление некоторых заболеваний, связанных с угнетением иммунной.

При данном виде инфекции в организм человека попадает вирус иммунодефицита.

Если диагностирован вирус иммунодефицита (ВИЧ) и паппиломы человека, то обязательно понадобиться соответствующая терапия. Из более ста типов вирусов папилломы, поражающих человека, около.

Отзывы и комментарии

У меня жена болеет ВИЧ уже более 10 лет. Сейчас начались проявлятся все болячки одна за другой. Может ли у меня нет ВИЧа, у меня все нормально и ничего не тревожит. Сходил в частную клинику. У меня показал анализ отрицательный, и куда обратится по поводу её лечения. Живу в Тульской области. Ответьте, пожалуйста.

Источник: https://m-pharma.ru/skolko-stoit-v-rossii-lechenie-vich/

Шестьсот рублей в месяц или СПИД. Кто виноват, что ВИЧ-инфицированные в России не получают бесплатные лекарства

Лечение вич в россии стоимость

В России продолжаются перебои с препаратами, которые снижают вирусную нагрузку в организме пациентов, инфицированных ВИЧ и больных СПИДом.

На то, что власти закупают недостаточно этих средств, больные начали жаловаться журналистам Настоящего Времени еще в 2017 году, после того, как Кремль объявил курс на импортозамещение иностранных лекарств. За несколько лет, которые прошли с тех пор, ситуация не улучшилась.

Импортных препаратов в России по-прежнему закупается недостаточно, а их российские аналоги не всегда эффективны и их также недостаточно в СПИД-Центрах.

Врачи многих СПИД-Центров в России откровенно рекомендуют пациентам покупать препараты самим, хотя по закону лекарства положены больным бесплатно.

Роман Яковлев живет в Ленинградской области, которая входит в список 23 российских регионов с наиболее высокими показателями заболеваемости ВИЧ/СПИДом. Вот уже три года каждый день он принимает препарат тенофовир. Только благодаря ему вирус иммунодефицита в крови Романа надежно подавлен.

Раньше пациентам областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями выдавали препараты на 3 месяца. Но весной 2019 года врачи из-за дефицита лекарств сменили схему, рассказывает Роман. Теперь таблетки пациентам в его регионе выдают лишь на месяц, и получить их не всегда возможно.

“С апреля люди из области приезжают и получают препараты только на один календарный месяц. Это очень неудобно, – говорит Яковлев. – Надо потратить время на проезд, заранее записаться на прием.

К тому же вы были в областном СПИД-Центре? Это каморка, в которой ютятся десятки человек, все кашляют, все вместе стоят: и туберкулезники, и гепатитники.

Только и думаешь: не подхватить бы еще чего-нибудь сверху”.

В июне 2019 года в Ленинградской области запасы тенофовира подошли к концу. А это один из пяти главных препаратов для терапии ВИЧ-инфицированных на первой, начальной стадии болезни.

“26 июня я обратился за препаратами, которые мне необходимы. Но мне лечащий врач ответила, что препарат на данный момент отсутствует, – говорит Роман. – Предложила либо сменить схему лечения.

Но это, как она сразу заметила, может отрицательно сказаться на здоровье, например, вирус может мутировать. Либо предложила выписать мне рецепт, чтобы я купил препарат за свои деньги.

А я не собираюсь менять схему лечения, она у меня хорошо идет”.

Закупают мало

По данным проекта “Коалиция по готовности к лечению”, который мониторит закупки лекарственных препаратов властями РФ, Беларуси, Украины и других стран бывшего СССР, расчетное количество годовых курсов АРВ-терапии, закупленное российским Минздравом в 2018 году, составило лишь 383 514 штук. Именно столько пациентов смогли получить лекарства, закупленные централизованно, бесплатно и за госсчет.

Но при этом, даже по официальным данным Минздрава РФ, в России более 700 тысяч ВИЧ-инфицированных, а эксперты, которые работают с носителями ВИЧ-инфекции, считают, что их как минимум на треть больше – около миллиона человек. Это значит, что Минздрав готов обеспечить терапией лишь каждого второго-третьего ВИЧ-инфицированного в России.

Пытаются заплатить дешево

В центрах по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями проблему нехваткой препаратов признают, и это же на недавней “горячей линии” с президентом Владимиром Путиным признала министр здравоохранения Вероника Скворцова. Но причинами этой ситуации называют прежде всего логистические и организационные ошибки. Одна из них – заниженные цены на аукционах Минздрава по закупкам препаратов.

Самый свежий пример: в январе-феврале 2019 года, на портале Единой информационной системы в сфере закупок (ЕИС) Минздрав РФ разместил 36 аукционов на закупку АРВ-препаратов для лечения ВИЧ-инфекции. Но был заключен лишь 31 контракт, а 5 аукционов из-за отсутствия заявок просто не состоялись.

“Я не знаю, по каким причинам они там в Минздраве не состоялись, но наиболее частая причина – то, что цена не устраивает поставщиков и они просто не выходят на аукционы, – говорит Алексей Ковеленов, главный врач областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Ленинградской области. – Но мы в итоге дозакупаем лекарства за региональные деньги и вынуждены делать это по-срочному. Достаточно много дозакупаем, на несколько миллионов”.

Если аукцион Минздраву провести не удается – лекарства по федеральным, централизованным поставкам в СПИД-центры вовремя не поступают. Дальше ситуация зависит от властей региона. Они могут докупить нужное количество препаратов за счет регионального бюджета и “закрыть” дефицит.

Но не все регионы считают нужным это делать. По данным той же “Коалиции по готовности к лечению”, российские регионы в 2018 году снова сократили объем участия в закупках антиретровирусных препаратов для пациентов с ВИЧ.

Если в 2017 году закупки вообще не объявил 21 регион, то в 2018 году таких субъектов РФ было уже 35.

Когда же и федеральный Минздрав, и власти региона препарат не закупают, пациенты, в том числе Роман Яковлев, получают от врачей рекомендации менять препарат на тот, что есть в наличии. Или покупать лекарства самостоятельно.

“В этом году у нас особенно большие проблемы с препаратами первой линии, – признает Алексей Ковеленов. – Ни одного из них не поступило по централизованным закупкам. Все контракты поздно заключены, некоторые еще даже не состоялись. Конечно же мы испытываем напряжение”.

“Сейчас тенофовир у нас закончился. Но мы узнавали, на этой неделе он поступит, – обещает пациентам Ленобласти Ковеленов. – В прошлом году тоже была недопоставка была.

Мы его сами закупали, и все равно не хватило. В остальном все нормально, но вот с этим препаратом сбои.

Мы его заменяем временно на равноценную схему, по нашим клиническим рекомендациям это разрешается. На время, на неделю-две”.

Можно ли менять лекарство?

Эксперты отмечают, что Минздрав России не просто плохо организует аукционы, выставляя невыгодные условия поставщикам. Но и в целом тратит деньги неэффективно, на не самые лучшие препараты. К примеру, в 2018 году только 2,2% пациентов, которых обеспечивали АРВ-терапией в России, могли получать относительно удобные схемы с комбинированным препаратом (“3 в 1”).

Также ведомство закупает в основном самые дешевые препараты: минимальная стоимость схемы лечения первого ряда в 2018 году составила 7161 рублей ($113) на одного пациента в год или менее 600 рублей в месяц.

За эти деньги можно купить лишь дженерики, но не оригинальные препараты (помимо тенофовира это ламивудин, эмтрицитабин, эфавиренз и долутегравир). Все эти лекарства, хотя и относятся к одной группе, действуют по-разному и имеют различные побочные эффекты.

В некоторых случаях их просто нельзя использовать как замену друг другу:

“Прием препаратов против ВИЧ подавляет размножение вируса. Если лечение начали недавно, и вирус подавлен не до конца, то замена препарата может способствовать развитию устойчивости ВИЧ, – объясняет Екатерина Степанова, врач-инфекционист Университетской клиники лечения инфекционных болезней H-Clinic.

– Для тех людей, которые давно получают лечение и в организме которых размножение ВИЧ подавлено, проблема устойчивости не значима. Но каждый новый препарат – это возможность получения новых побочных эффектов. Есть риск того, что человек, который переносил лечение хорошо, может начать испытывать побочные действия, какие-то проблемы и сложности.

Именно поэтому мы стараемся придерживаться одной и той же схемы и не менять ее без медицинских показаний”.

Степанова признает, что именно поэтому в случае с перебоями поставок препаратов пациенту проще купить препарат за свои деньги, чем менять схему лечения.

“Есть ещё один важный момент – график приема препаратов. Бывает, что пациентам предлагают перейти на схему приема, предполагающую прием препаратов два раза в день вместо одного, – рассказывает врач. – Для них это просто неудобно.

Препараты, подавляющие ВИЧ, надо принимать в строго определенное время, чтобы в крови была постоянная концентрация препарата. Один раз в день это сделать проще, чем дважды.

При приеме два раза в день больше шансов нарушить прием препаратов, а это также может привести к устойчивости вируса”.

Аптечка взаимопомощи

Помимо всех перечисленных проблем, в 2018 году общая сумма затрат Минздрава РФ на АРВ-препараты просто сократилась по сравнению с 2017 годом – на 769 млн рублей – и составила лишь 20,55 млрд рублей. Это означает, что в России выросло число людей, которым пришлось выкладывать каждый месяц из своего кармана минимум 600-1000 рублей на жизненно необходимое им лекарство.

Вместо Минздрава пациентам во многих регионах России помогают получить бесплатные лекарства такие же пациенты, в рамках “аптечки взаимопомощи”. Набрав телефон горячей линии благотворительного фонда “Свеча”, Роман Яковлев получил двухмесячный запас нужного ему препарата из такой аптечки в Петербурге совершенно бесплатно.

“Мы получаем лекарства от пациентов, которым отменили схему лечения, или которые ее сами бросили, – объясняет, как пополняется “аптечка”, генеральный директор благотворительного фонда Мария Яковлева. – Или каким-то другим образом у людей излишки препарата остались, они отдают их волонтерам, которые эти аптечки координируют.

Скапливается какое-то количество препаратов, например, пара коробок. Они идут тем, кому необходимы. Например, человек приехал в командировку и не рассчитал, сколько ему нужно. Или когда возникают перебои с поставками. Или когда перед праздниками забыл взять, и таблетки кончились.

Такая система уже много лет существует, чтобы люди не пропускали прием”.

Общественное движение “Пациентский контроль” помогает инфицированным ВИЧ еще и с помощью портала “Перебои.ру”. Там волонтеры учат пациентов бороться с некачественными препаратами, отсутствием необходимых медикаментов, некомпетентностью и равнодушием врачей. Рассказывают, как правильно составить официальное обращение, жалобу, консультируют по законодательству.

“Люди, которые заражены ВИЧ и остались без препаратов, несут в будущем угрозу здоровому населению, хотя тому на них плевать: “Ой, извините, это не наша проблема”, – говорит Роман Яковлев.

– Но если громкими словами говорить, если люди останутся без препаратов – это действительно будет проблема национальной безопасности. Ведь люди, которые живут с ВИЧ, имеют разный достаток. И если у одних найдутся денежные средства на лечение, у других – нет.

В результате их вирус начнет мутировать, и они могут стать источниками распространения ВИЧ-инфекции”.

“В России свои права нужно отстаивать. К сожалению, большинство людей боятся или ленятся это делать. Но если, как делает большинство пациентов СПИД-Центра, просто соглашаться на все условия, что предлагают, ничего никогда не изменится”, – подчеркивает Роман.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/aids-russia-zakupki-lekarstva/30033026.html

Вич нашего времени: сколько стоит молчание

Лечение вич в россии стоимость

Число ВИЧ-инфицированных в России перевалило за миллион и продолжает расти. Одна из причин быстрого распространения вируса, особенно в национальных республиках, — негласное табу на эту тему.

Жить с положительным ВИЧ-статусом здесь невозможно, поэтому те, у кого есть деньги, уезжают навсегда. Почему боязнь огласки на Кавказе страшнее смерти и чем это заканчивается — разбирались «Известия».

Умножаем на 10

Только за прошедший 2018 год в Центре по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными болезнями Министерства здравоохранения Кабардино-Балкарской республики выявлено 308 ВИЧ-инфицированных, за 2017-й — 210 человек. Заведующий шестым инфекционным отделением Центра Шамиль Аппаев говорит, что каждую неделю здесь выявляют от 2 до 15 ВИЧ-инфицированных.

По словам заведующей поликлиническим отделением Центра Амины Шомаховой, сейчас на учете состоят 820 человек. В месяц на каждого больного тратится от 10 тыс. до 100 тыс. рублей. Есть еще 72 человека, которые, услышав шокирующий диагноз, больше ни разу не переступили порог клиники.

И даже эти цифры не отражают реальное положение дел, потому что на ВИЧ обследуется лишь «подлежащий контингент» — мигранты, беременные, наркоманы, заключенные, пациенты больниц. Чтобы получить реальную картину, ВОЗ рекомендует умножать имеющиеся официальные данные на 10.

Всего в Кабардино-Балкарии от СПИДа уже умерло 413 человек, в 2018 году — 55 человек.

В ЗАГС со справкой

Шамиль Аппаев считает, что в республике назрела необходимость ввести закон о предоставлении медицинских справок на ВИЧ и гепатиты перед заключением брака.

На учете в Центре состоят 20 ВИЧ-инфицированных детей и 80 семейных пар, где заражен один из супругов или оба.

В 2018 году в КБР родилось 25 младенцев от зараженных женщин, четверо из них не состояли на учете по беременности, не получали антиретровирусную терапию и, как и следовало ожидать, родили зараженных малышей. У остальных дети здоровы.

«Мы познакомились на свадьбе, он красиво ухаживал, вскоре поженились, — рассказывает одна из пациенток Центра. — Через несколько месяцев у него случился инсульт.

Я была в панике, приехали все родственники, а мужа почему-то повезли в инфекционную больницу.

Я стала возмущаться: «Почему он здесь?» И тут, при моей матери, брате, сестре и других родственниках, врач удивленно сказал: «Вы что, действительно не знаете, что ваш муж ВИЧ-инфицированный?»

Она действительно не знала. Муж умер, она сдала анализы: он успел ее заразить. Родственники первое время вообще не разговаривали с ней, потом начали общаться сквозь зубы. Никто не поверил в ее неведение, она стала изгоем.

«Признаюсь честно, если бы муж сказал, что ВИЧ-инфицированный, рассталась бы с ним, — говорит женщина. — Он скрыл, а я буду говорить. После смерти мужа встречалась с парнем и призналась ему, что в моей крови — ВИЧ. Он начал оскорблять, унижать меня, это было ужасно, мы расстались. Я мечтаю о создании семьи, хочу быть мамой».

Свободная любовь по-кавказски

Амина Шомахова говорит, что до 80% случаев заражений происходят половым путем, а многие молодые люди до сих пор понятия не имеют о том, как передается ВИЧ.

Те же, кто знает, уверены: это может случиться с кем угодно, но только не с ними.

«Есть подростки, которые в 12 лет начинают употреблять наркотики, в 15 имеют сексуальные контакты, а родители продолжают стыдиться говорить с детьми про интимную жизнь», — рассказывает она.

https://www.youtube.com/watch?v=mLZ0oqIIxwE

Центру по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными болезнями не хватает возможностей, чтобы проводить полноценную профилактическую работу. «В школах, колледжах, вузах лекции с видеорядом надо читать отдельно юношам, отдельно девушкам, это национальная республика.

Особенно в селах, в смешанной аудитории все стыдятся друг друга и не задают интересующие их вопросы», — убежден Шамиль Аппаев.

Попыток центра нарушить молчание и говорить на табуированную тему ВИЧ, по его словам, недостаточно, требуются люди, которые будут заниматься профилактикой постоянно.

На фоне пафосных речей о национальных культурах и многовековых традициях в центре выявляются ситуации, явно доказывающие: и на Кавказе очень многие исповедуют свободную любовь. Среди больных есть и пожилые люди, за 70, что уж говорить о молодых. Амина Шомахова сокрушается: «Порой, когда спрашиваешь у юноши имя сексуальной партнерши, он не может его назвать».

Шамиль Аппаев считает, что при нынешней свободе нравов трудно надеяться на улучшение ситуации с ВИЧ. «Надо вспомнить ценностные ориентиры предков — целомудрие, верность в браке, — говорит он. — И это не цепи, а, наоборот, возможность жить без чувства вины, без боли, возможность уважать себя».

Роковая женщина

Подавляющее большинство ВИЧ-инфицированных в Кабардино-Балкарии тщательно скрывают свой ВИЧ-статус от общества, боясь быть отверженными. И даже в семье доверяют свою тайну не всем. Лишь единицы осмеливаются на полную открытость, более того, развивают активную общественную работу по помощи ВИЧ-инфицированным.

Руководитель общественной организации «Точка опоры» Аслан Назранов всегда готов встретиться с ВИЧ-инфицированным и поговорить с глазу на глаз. Он 16 лет живет с вирусом в крови. Нет, он никогда не вел разгульный образ жизни.

Были первая жена, дочь, потом развод. Перед второй свадьбой решил с друзьями устроить мальчишник, и в тот вечер был со случайной женщиной, ее потом даже разыскать не удалось.

Как только у Аслана выявили ВИЧ, жена ушла, она, к счастью, не успела от него заразиться.

«Этот диагноз очень сложно принять, поверить. Я ездил в другие города и там сдавал анализы, — рассказывает Назранов. — Когда всё подтвердилось и я понял, что это правда, испытал сначала шок, потом наступила депрессия.

Затем я стал участвовать в разных конференциях, форумах, познакомился с людьми, которые жили очень интересной, полноценной жизнью, несмотря на то что были ВИЧ-инфицированные. Я понял: надо продолжать жить! Сейчас рядом со мной женщина, которая понимает меня и поддерживает.

Дочь не только не стесняется, она гордится мной, ей импонирует мое желание помогать другим».

Равное консультирование, беседа с товарищем по несчастью, крайне важны для человека, узнавшего о своем заражении, говорит Аслан. «Помню случай, когда причиной смерти молодого человека стал страх его матери, боязнь огласки.

Его привезли из Москвы на носилках, в очень тяжелом состоянии. В Нальчике его пролечили, он встал на ноги, но обнаружились проблемы с сердцем, требовалась операция, надо было идти в министерство здравоохранения КБР и брать квоту.

Мать сказала: «Нет, я никуда не пойду, в министерстве работает наша родственница». И юноша умер».

Аслан отмечает, что бывают случаи, когда люди просто не понимают, с какой сложной проблемой они столкнулись. «Одну простую сельскую женщину заразил муж, -— продолжает он.

— Она лечилась, во время лечения всё время говорила о своих коровах, овцах, курах, беспокоилась, накормили ли, напоили ли их. Когда выписывалась, ей дали лекарства, чтобы она принимала их каждый день.

Но она не стала принимать и умерла».

Страх преследований преодолевают единицы, а большинство живут с ним постоянно. Некоторые не выдерживают и решаются на суицид, в 2006 году здесь было зафиксировано шесть таких случаев.

«Нам сложно жить»

Похожие истории можно услышать и в соседней Карачаево-Черкессии. своими злоключениями на условиях анонимности согласилась ВИЧ-инфицированная женщина, живущая в пригороде Черкесска.

«Я обычный домашний человек, — говорит она. — Первый муж был наркоманом, у нас дочь. После смерти мужа вышла замуж во второй раз, забеременела. Когда сдавала анализы, выявили ВИЧ.

Я проходила антивирусную терапию, было еще кесарево сечение, чтобы минимизировать риски, однако дочь родилась ВИЧ-инфицированной. Нам сложно жить. Каждый день пьем лекарства, дочь спрашивает: зачем? А я не знаю, что ответить.

Ей уже двенадцать, надо все карты раскрывать, но как это сделать, не знаю. Буду обращаться к психологу, которая спасла меня в свое время от суицида. Нам сложно жить…»

Она вспоминает, что когда дочь была в санатории в Нальчике, ее не пустили в общий бассейн с минеральной водой. А во время родов она лежала в отдельном ледяном боксе, и только одна медсестра во время своих дежурств выдавала обогреватель, а остальные — нет.

«И сейчас я живу в страхе, что люди узнают наш диагноз. Мне сказали, что одна знакомая думает о разглашении нашей тайны. Я передала через третьих лиц: если она осуществит задуманное, ей грозит суд.

Я живу в постоянном напряжении, если всё же все узнают, нам придется уехать. А как мой муж тяжело привыкал к тому, что я ВИЧ-инфицированная! Было много скандалов, в один из дней он позвал моих и своих родителей к нам в гости и все им рассказал.

Свекровь была в ярости. Мы были на грани развода, но всё же удалось сохранить семью».

Лечить нельзя отказать

Шамиль Аппаев говорит, что больницы Кабардино-Балкарии часто отказываются принимать ВИЧ-инфицированных. «Хирурги начали брать на операции, а с терапией — беда, — сокрушается он.

— А ведь это противозаконно — есть приказ Минздрава РФ № 689 «ОБ утверждении порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при заболеваниях, вызываемых ВИЧ» от 8 ноября 2012 года, который опирается на федеральный закон № 323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ» от 21 ноября 2011 года. С одной стороны, больницы отказываются лечить ВИЧ-инфицированных, с другой стороны, некоторые больные категорически отказываются от лечения. Я считаю, что надо вводить меры принудительного лечения, ведь в ином случае они будут заражать окружающих. Лечение снижает уровень вирусов настолько, что контакты с больным становятся безопасными».

На общей игле

Амина Шомахова говорит, что среди ВИЧ-инфицированных сейчас есть представители практически всех слоев населения. «60% — асоциальные люди, среди которых наркоманы, бывшие заключенные и т.д. А 40% — это медработники, педагоги, банковские служащие и представители других профессий. Есть благожелательные пациенты, которых диагноз не озлобил, но есть и озлобленные», — добавляет Аппаев.

Озлобленные заражают. Вспоминается первое интервью с ВИЧ-инфицированным в 2006 году: 15 лет на игле, три — с ВИЧ. Родители — известные в республике люди, сын — знаменитый спортсмен.

Три высших образования, речь пестрит цитатами классиков, рост — выше 2 м, ухоженный, красивый, взгляд огромных глаз буквально гипнотизирует. Его заразил наркоман, который состоял на учете в центре, — общая игла.

Этого яркого, одаренного человека уже нет в живых…

Источник: https://iz.ru/845781/marziiat-baisieva/vich-nashego-vremeni-skolko-stoit-molchanie

СайтЗдоровья
Добавить комментарий